Акрос Акрос Акционерное общество

Рыболовецкое предприятие «АКРОС»
ИНН 4101013772, 683013, Россия, Камчатский край,
г. Петропавловск-Камчатский, ул. Штурмана Елагина, дом № 43
Тел.: +7 (4152) 41-58-15, факс: +7 (4152) 41-58-16, e-mail: radio@akros.ru

+7 (4152) 41-58-15

Русский | English

Новости

13 декабря 2013

Вирусная инфекция закона «О ветеринарии»

Законопроект «О ветеринарии» нельзя принимать в предлагаемом виде, так как его системные изъяны немедленно «заразят» приказы Минсельхоза о процедуре ветеринарной сертификации, считает президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев.

В Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) изучили законопроект «О ветеринарии», который Минсельхоз после замечаний Администрации Президента Российской Федерации повторно вносит в Правительство Российской Федерации. «Что же изменили в законопроекте юристы министерства? Ничего», – отметил президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев. В статье в своем блоге он обратил внимание на два существенных системных изъяна в документе.

Как сообщает корреспондент Fishnews, глава отраслевого объединения указал, что законопроект не учитывает особенность водных биоресурсов, связанную с их принадлежностью к «диким животным, находящимся в состоянии естественной свободы». «В законопроекте 48 статей, но только в трех из них содержатся отрывочные и логически неувязанные упоминания о водных биоресурсах. В статье 10 законопроекта говорится о том, как обеспечивается ветеринарная безопасность при разведении, выращивании и содержании животных, и о том, что к диким животным, находящимся в состоянии естественной свободы, эта статья не применяется. Логично ожидать, что далее последуют несколько статей (или даже целая глава) о том, как же все-таки обеспечивается ветеринарная безопасность диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы. Но вместо этого законодатель делает резкий прыжок и сразу переходит от животных … к продукции», - констатировал президент АДМ.

Он заметил, что в статье 16 законопроекта кратко упоминается, что продукция, полученная путем охоты и вылова, контролируется на основании подзаконных актов, разрабатываемых Россельхознадзором и согласовываемых Росприроднадзором. «И все! Какое отношение имеет Росприроднадзор к водным биоресурсам и почему Росрыболовство исключено из перечня ведомств, согласующих упомянутые подзаконные акты, в законе не сказано», - подчеркнул Герман Зверев.

В статье 34 законопроекта упоминается эпизоотологический мониторинг акваторий. Глава отраслевого объединения обратил внимание, что правовой статус результатов такого мониторинга и возможность использования этих результатов при оформлении ветеринарных сопроводительных документов законопроектом не устанавливается и не предусматривается.

«Следовательно, законопроект «О ветеринарии» не предусматривает возможность оформления документа о ветеринарной безопасности улова и рыбопродукции на основании данных государственного мониторинга районов промысла», - делает вывод президент Ассоциации добытчиков минтая.

Вторым системным изъяном, по мнению Германа Зверева, является использование в законопроекте термина «прослеживаемость». Представитель отрасли отмечает, что такого понятия нет в первой статье законопроекта, где даны определения всех используемых в законе терминов.

«А ведь термин «прослеживаемость» весьма неоднозначен. Международная организация по стандартизации (ISO) дает одно определение прослеживаемости, Британское агентство по продовольственным стандартам – другое, авторы классической работы «Безопасность и прослеживаемость кормов для животных при определении подлинности и прослеживаемости продовольствия» С. Нотерманс и Х. Бюмер – третье. Специалистам хорошо известно коренное расхождение европейского и американского подходов к прослеживаемости. В Европе «прослеживаемость» считается составной частью законодательства о безопасности продовольствия. Поэтому в статье 18 Постановления Совета Европе и Европарламента №178/2002 дано четкое и исчерпывающее определение понятия «прослеживаемость». Если авторы российского закона «О ветеринарии» – сторонники европейского подхода, почему они не дают точного и ясного определения?», задается вопросом автор статьи.
Он добавил, что в США «прослеживаемость» не является частью законодательства, и американцы делают акцент на том, что если нет конкретных опасений относительно безопасности продукта питания, возможность проследить путь продукта от начала до конца цепочки не является обязательным. В США применяется особый порядок выяснения происхождения для импортной продукции. В соответствие с Актом 2002 года об обеспечении здоровья общества и готовности реагировать на биотерроризм законодательно закрепляется требование к компаниям, желающим ввозить продукцию в США, обеспечить внутреннюю прослеживаемость их продукции.

По мнению Германа Зверева, отсутствие в законопроекте определения самого термина «прослеживаемость» создает юридическую основу для истребования избыточных документов от предприятий и дублирования функций других ведомств, то есть для избыточных административных барьеров: инспектор Россельхознадзора будет сам решать, какие документы подтверждают прослеживаемость продукции, а какие – нет. Чувство обоснованной уверенности будет возникать него не на основании нормы закона, а по внутреннему убеждению».
«В законопроекте «О ветеринарии» поселились вирусы, которые немедленно заразят приказы Минсельхоза о процедуре ветеринарной сертификации, поэтому в предлагаемом виде закон принимать нельзя», – резюмирует президент Ассоциации добытчиков минтая.

Fishnews