Акрос Акрос Акционерное общество

Рыболовецкое предприятие «АКРОС»
ИНН 4101013772, 683013, Россия, Камчатский край,
г. Петропавловск-Камчатский, ул. Штурмана Елагина, дом № 43
Тел.: +7 (4152) 41-58-15, факс: +7 (4152) 41-58-16, e-mail:akros-priem@norebo.ru

+7 (4152) 41-58-15

Русский | English

Новости

6 ноября 2013

Техрегламент – это не инструмент для решения экономических задач

Согласно проекту техрегламента Таможенного союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции», основной экспортный потенциал страны – филе – не является переработанной продукцией, отмечает советник директора ВНИРО Любовь Абрамова.

Сегодня развитию глубокой переработки рыбы уделяется особое внимание. Однако дать четкое толкование терминам «продукт глубокой переработки» и «продукция с высокой степенью переработки» пока не может никто.

«Глубокая переработка», «продукция с высокой степенью переработки» – мы уже запутались с этими терминами. Мне кажется, мы слишком отступаем от сути и придумываем лишнюю терминологию», - считает советник директора ВНИРО Любовь Абрамова. Она отметила, что «высокая степень переработки» есть в приказе Минпромторга по промышленной продукции. Чтобы соответствовать этой степени, сырье должно пройти четыре стадии технологических процессов обработки. «Но этот приказ писали для того, чтобы развивать экспорт нефтепродуктов взамен сырой нефти. С рыбой так не получится», – обратила внимание собеседница Fishnews.

«Попробуйте привести хотя бы один пример в рыбной отрасли, где есть четыре стадии обработки, если у нас обработкой не считается разделка, охлаждение, замораживание, глубокое замораживание, поскольку они серьезно не меняют гигиенические показатели продукции. Я не могу таких найти. Даже если взять консервы: допустим, предварительный посол, затем копчение, затем стерилизация – все! Максимум три стадии, и это глубже некуда», - отметила представитель рыбохозяйственного института.

Она подчеркнула, что в России термины «продукт глубокой переработки» и «продукция с высокой степенью переработки» введены исходя из европейского регламента по гигиене пищевой продукции. «В основу положены принципы HACCP, когда серьезно меняется микробиология. Поэтому если мы обесшкурили рыбу, перемололи, очистили и подвергли глубокой заморозке, а затем разморозке, – это не считается обработкой, потому что во время этих процессов мы не изменили обсемененность или микробиологическую безопасность продукции. Охлаждение и замораживание вводит микроорганизмы в состояние анабиоза – часть погибает, часть засыпает, но кардинально гигиенические показатели не изменяются», – рассказала Любовь Абрамова.

Специалист указала, что в пищевом техрегламенте термины «обработка» и «необработанный» взяты из европейского регламента № 852, на котором базируются все остальные регламенты, включая российский «рыбный». Поэтому с позиции производственных процессов сложно осознать, что мороженая рыба, а тем более филе, фарш – это непереработанная продукция. «Кстати, таможенные службы тоже рассматривают заморозку только как способ сохранения при транспортировке, что, на мой взгляд, не совсем верно. Но так получается, потому что у нас регламент о безопасности пищевой рыбной продукции. А мы безопасность смешиваем с технологическими процессами», – отметила советник директора ВНИРО.

По ее мнению, при определении высокой степени переработки надо исходить из процесса производства, когда это совокупность последовательно выполняемых операций. «И эти операции – изменение физического состояния, физических свойств – надо обозначить. К примеру, операция заморозки, она же требует энергетических и трудовых затрат. С точки зрения технологии – это и есть обработка, с точки зрения гигиены – нет. А мы все в одну кучу свалили, поэтому сразу возникли противоречия», – констатировала собеседница Fishnews.

Сейчас государство пытается найти рычаги, стимулирующие российских рыбаков к уходу от сырьевой направленности экспорта, в том числе за счет налоговых льгот, отмены платы за ВБР и других преференций для тех, кто развивает переработку. «И почему-то считается, что регламент после вступления в силу сможет в этом помочь. Но наш основной экспортный потенциал – это филе, которое согласно техрегламенту вообще не является переработанной продукцией. Поэтому, может быть, стоит прописать термин «высокая степень переработки» в законе о рыболовстве и внести туда соответствующие изменения. Регламент однозначно направлен на обеспечение безопасности, не надо пытаться сделать из него инструмент для решения экономических задач», – подчеркнула Любовь Абрамова.

Термин «глубокая переработка» ей кажется совершенно ненужным и даже искусственным, так как в России уже давно есть комплексное рациональное использование водных биоресурсов. «Что значит комплексное? Когда все производственные процессы замкнуты, рыба используется целиком, отходы минимальны или сведены к нулю. На мой взгляд, надо было использовать этот термин и не плодить эту «глубокую переработку», – считает советник директора ВНИРО.

Полный текст читайте в рубрике «Интервью» на сайте Fishnews.