Акрос Акрос Акционерное общество

Рыболовецкое предприятие «АКРОС»
ИНН 4101013772, 683013, Россия, Камчатский край,
г. Петропавловск-Камчатский, ул. Штурмана Елагина, дом № 43
Тел.: +7 (4152) 41-58-15, факс: +7 (4152) 41-58-16, e-mail: radio@akros.ru

+7 (4152) 41-58-15

Русский | English

Новости

27 января 2014

Плюрализм мнений остался в 2013 году
Эдуард КЛИМОВ, Председатель Совета директоров медиахолдинга Fishnews

Подводя итоги года в отрасли, обычно рапортуют об объемах вылова и производства. Следует ряд цифр и соответствующих показателей. Руководители Fishnews решили подвести собственную черту под ставшим уже историей 2013-м и поразмышлять о том, о чем обычно не принято упоминать в официальных отчетах – о тенденциях и причинах происходящего. Ситуацию пытались оценить глава медиахолдинга Fishnews Эдуард Климов и главный редактор газеты «Fishnews Дайджест» Елена Филатова.

– Эдуард Владимирович, не кажется ли вам, что ушедший год был достаточно нервным? Начался он с декларирования Минпромторгом квот под киль, а закончился штрафами, которые ФАС наложила на рыбопромышленников. Помнится, в 2008 году пограничники якобы за нарушение Правил рыболовства, а точнее, за отклонение от нормы выхода икры, около 20 судов сняли с промысла. И если внимательно посмотреть, то по сути дела антимонопольная служба сейчас подвергла наказанию людей, которые договорились не превышать этот показатель в 4,5% выхода икры минтая. То есть за договор соблюдать Правила рыболовства.

– Я согласен с тем, что ситуация по меньшей мере странная. Это происходит оттого, что безнаказанность порождает безответственность. Пора обратить внимание на тот факт, что заявления и действия чиновников не получают должной оценки. Лицо, облеченное властью, способно выйти и сказать все, что душе угодно, заранее зная, что последствий для него никаких не будет.

В случае с ФАС, безусловно, Fishnews должен добиваться раскрытия имен всех тех «экспертов», которые готовили материалы и оценки, на чьей основе появились сотрясавшие отрасль в течение года заявления руководства антимонопольной службы и на чьей основе появились судебные иски.

Я понимаю, что в данной ситуации ряд чиновников Федеральной антимонопольной службы ищет пути карьерного роста. Поэтому они позволяют себе, не понимая смысла процессов, происходящих в рыбопромышленном комплексе, жонглировать цифрами, трактовать события согласно собственным интересам, генерировать любые деструктивные идеи и предложения, собрав максимум прессы, публично давать оценки и кидаться обвинениями, получать за свои «заслуги» новые должности, при этом не неся никакой ответственности за те разрушительные действия, которые они наносят отрасли. И все прикрывается решениями суда: это не ФАС так решил, такое решение вынес суд. Это очень удобная позиция, но она антигосударственная. Направленная на развал отрасли.

– А почему вообще такое стало возможным?

– К сожалению, позиции рыбохозяйственного сектора ослабли с уходом Первого вице-премьера Виктора Зубкова, о мощь которого разбивались все нападки на отрасль. Сейчас в Правительстве нет такой фигуры, которая бы могла напрямую обсудить с Президентом проблемы рыбного хозяйства и заставить все ведомства работать на единую цель. Министр Николай Федоров, скажем откровенно, – это не тот человек, который бы мог защищать интересы рыбаков. Ему рыбу дали в нагрузку, к его основным занятиям – зерну, овцам, коровам. У него нет времени не только руководить рыбной отраслью, но и разобраться в сути вопроса.

Более того, в его подчинении два ведомства, отношения между которыми чаще всего носят антагонистический характер – это Росрыболовство и Россельхознадзор. А тот факт, что действия РСХН не способствуют снижению административных барьеров в отрасли, признан даже Контрольным управлением Президента РФ.

– По оценкам РСПП, потери рыбаков при прохождении контроля со стороны Россельхознадзора составляют около 3,7 млрд. рублей. Например, можно сопоставить эту цифру с общими затратами на всю рыбохозяйственную науку. Как известно, в государственном бюджете на 2014 год финансирование научных учреждений Росрыболовства снижается сразу на 10%. Запланированная сумма составит 3 млрд. 117 млн. рублей. А потери рыбаков при контроле только одного надзорного ведомства, хотя существует еще масса других, превышают эту цифру более чем на полмиллиарда рублей!

– Разгул надзорных ведомств в отношении рыбаков начался после того, как ушел из правительства Виктор Зубков. Мне сложно представить, что глава антимонопольной службы Игорь Артемьев позволил бы себе в его присутствии заявлять, что распределение долей квот по историческому принципу было ошибкой Правительства.

– Тем не менее министр Николай Федоров в начале декабря на совещании в Петрозаводске пообещал рыбакам сохранить исторический принцип.

– Он был вынужден пойти на это после волны массового негодования со стороны рыбаков. Было видно, что те готовы к решительным действиям. Ведь предложения руководства ФАС спровоцировали сотни писем Президенту.

– А разве нельзя считать, что в лице Владимира Путина отрасль имеет достаточно прочный заслон от всяческих нападок и экспериментов? Ведь посмотрите, сколько внимания им уделено рыбопромышленному комплексу в минувшем году. Можно сказать, что его поручения даже отодвинули на второй план работу по ведомственным программам. Именно поручения стали приоритетными направлениями. Хотя нельзя не отметить, что они во многом дали простор чиновникам для всевозможных фантазий на тему «как нам обустроить рыбное хозяйство и переделить квоты». С подачи Президента вопрос о квотах из ведомственного перерос в общеправительственный, поскольку адресовался не только Росрыболовству или Минсельхозу. Поэтому каждый, кто посчитал нужным, и внес свои предложения, в том числе и ФАС. Одна только идея об аукционах чего стоит!

А чем, на ваш взгляд, вызвано такое внимание к отрасли со стороны Президента в этом году?

– По той же самой причине. Если бы во главе отрасли стояла фигура аппаратного веса уровня Виктора Зубкова, этих поручений бы не было. Все вопросы решались бы в рабочем порядке. Поручения даются в отсутствии адекватной задачам структуры и персонально ответственного лица.

Кроме того, поручения Президента 2013 года – это очередной этап плановой работы. Часть этапов уже пройдена и заключалась в принятии закона «О рыболовстве», введении «длинных квот», легализации бизнеса. Теперь пришла пора обратить внимание на то, как используется ресурс. Насколько эффективно это делается.

– Но в поручениях конкретно вопрос эффективности не ставится. Только косвенно – развитие переработки, внедрение новых технологий, предотвращение ННН-промысла. Хотя эффективность подразумевает скорее внедрение безотходного производства.

– Безусловно, ресурс должен использоваться максимально эффективно – это отдельная большая тема. Но сейчас говоря о ресурсе, все в основном имеют в виду минтай – ведь это треть всей рыбодобычи. И в этот сектор пошли инвестиции. Положительной тенденцией 2013 года можно считать тот факт, что на отрасль обратили внимание финансовые институты. Крупные банки – Газпромбанк, Сбербанк, – стали выдавать кредиты на покупку компаний, на укрупнение бизнеса. То есть отрасль стала прозрачной, она ясна и понятна для финансистов, что тоже опровергает заявления ФАС о криминализации отрасли. Тем не менее эти заявления, безусловно, не способствуют инвестиционной привлекательности.

Было бы очень действенной мерой, если бы курирующий отрасль вице-премьер Аркадий Дворкович отправил чиновников, депутатов, делающих подобные заявления, в море на промысел – на месяц в минтаевую путину. Ведь как можно принимать решения по сложным вопросам, не зная предмета? Рыбалка с удочкой не дает им права писать, предлагать и заявлять все что угодно и считать себя профессиональными экспертами по проблемам отрасли.

– Действительно, после того как глава Минпромторга Денис Мантуров в состоянии эйфории от успеха на заседании Правительства заявил журналистам о введении квот под киль, чиновникам его ведомства потребовалось почти полгода на то, чтобы ответить на запрос Fishnews. И в итоге никто из них так и не смог объяснить, что имел в виду их министр, каков механизм введения нового вида квот и прочее. Вопрос в действительности оказался непроработанным вопреки всем заверениям.

– Чиновникам и депутатам в Москве может показаться, что рыбная отрасль – это весьма ограниченный круг лиц, которым и принадлежат все объемы вылова. Но на самом деле это сотни тысяч людей, которые месяцами не видят берега, в полном смысле слова круглосуточно и круглогодично живут на работе, причем в любую погоду и в сложнейших условиях добывают и обрабатывают эту рыбу. И надо постоянно иметь в виду, что любое управленческое решение сказывается именно на жизни этих людей.

Кроме того, нельзя определять значение отрасли суммой вылова и объемами товарной продукции. Во-первых, рыбопромышленный комплекс – это еще и транспорт, хранение, переработка, оборудование, обслуживание судов, снабжение, научные и прочие организации. А во-вторых, целые поселки, дальневосточные и северные регионы живут на рыбе. Это жизнь целых регионов.

– 2013 год завершил первую половину периода, на которую выдавались квоты. Что нас будет ждать во второй половине?

– Спокойнее не будет.

– Вы считаете, что заверения Николая Федорова о том, что законопослушным рыбакам беспокоиться не о чем, квоты будут закреплены за ними и после 2018 года по историческому принципу и они могут спокойно инвестировать в развитие своих компаний, - не есть гарантия?

– Заместитель руководителя ФАС Андрей Цариковский уже заявил о том, что понятия «законопослушный рыбак» нет в законодательстве. И кто будет определять критерии и степень его «законопослушности»? К тому же заверения главы Минсельхоза еще не подкреплены официальным решением, так что это пока только слова.

Единственный выход для профессионального сообщества рыбопромышленников – в консолидации. В усилении позиции их общественных объединений. Причем надо иметь в виду, что рыбохозяйственный сектор неоднороден. Интересы переработчиков, рыбаков, импортеров – зачастую прямо противоположны. Это же касается и их общественных объединений. Надо сказать, что этот фактор чиновники используют в своих ведомственных интересах. Но другого пути, кроме консолидации, все равно нет. Ассоциациям надо учиться работать с документами, тщательнее готовить свои аргументы и уметь защищать свою позицию, полнее используя потенциал ВАРПЭ и РСПП. И добиваться влияния на принятие управленческих решений. Это – главная задача на оставшееся до 2018 года время.

К хорошему привыкаешь быстро. Однако еще лет 10 назад никто не предполагал, что рыбохозяйственному комплексу будет уделяться такое пристальное внимание со стороны первых лиц государства.

– И отрасль сделала рывок, и рыбопромышленники стали частью истеблишмента. Теперь они представляют отрасль и свои регионы в Федеральном Собрании, ведут диалог с руководством страны. Еще во времена руководителя ФАР Станислава Ильясова такое невозможно было себе представить.

– В этом большая заслуга Андрея Крайнего. Ведь это ему удалось обратить внимание на проблемы лично Владимира Путина. Это – основное, все остальное – производные. Теперь, имея квоты на 10-летний период, конечно, хочется большего. Но при этом нельзя забывать и о том, кем и как была достигнута сегодняшняя позиция отрасли. Сейчас не самая плохая ситуация.

– Тем не менее 2014 год начался со смены руководства отраслью. Теперь появился новый руководитель Росрыболовства – заместитель министра Илья Шестаков.

– Если до сего момента у Министра сельского хозяйства и руководителя Федерального агентства по рыболовству могли существовать разные взгляды на одну и ту же проблему, разные позиции по одному и тому же вопросу, то теперь такого не будет. Заместитель министра не может по определению придерживаться противоположных взглядов. Все несогласные с политикой министерства будут вынуждены уйти. То есть со стороны руководства отраслью консолидация уже произошла. Если рыбакам есть что терять, они должны двигаться в аналогичном направлении. 

Газета «Fishnews Дайджест»

Январь 2014 г.