Акрос Акрос Акционерное общество

Рыболовецкое предприятие «АКРОС»
ИНН 4101013772, 683013, Россия, Камчатский край,
г. Петропавловск-Камчатский, ул. Штурмана Елагина, дом № 43
Тел.: +7 (4152) 41-58-15, факс: +7 (4152) 41-58-16, e-mail: radio@akros.ru

+7 (4152) 41-58-15

Русский | English

Новости

27 декабря 2012

«Нереализуемая инициатива, это невозможно ни технически, ни физически, - заявил он на пресс-конференции 25 декабря. – На самом деле здесь в принципе можно говорить только об аукционной торговле рыбой. Термин «биржевая торговля» шире, «аукцион» – это одна из возможностей биржевой торговли. Почему аукцион? Потому что рыба – товар небиржевой, при продаже надо видеть, какая она. Одна и та же рыба с разных пароходов будет разной по качеству».

Как сообщает корреспондент РИА Fishnews.ru, против реализации части уловов ВБР на аукционах Росрыболовство не возражает. «Для нас аукцион или биржа – это механизм определения цены и больше ничего. Нам нужно, чтобы рыбаки не уходили от налогов, нужно, чтобы была прозрачная система ценообразования, чтобы не только рыбаки, не только трейдеры, но и мы с вами – потребители и журналисты – знали, какова цена на минтай. Я могу сегодня зайти в Интернет и увидеть, как прошли испанские аукционы по рыбе, как прошли аукционы в Японии, в Южной Корее. У нас ничего этого нет», – констатировал Андрей Крайний.

По его словам, отсутствие аукционной торговли порой вредит не только контролерам, но и рыбакам. Например, при возникновении разногласий с таможней у экспортеров – об установлении индикативных цен на тот или иной вид продукции из ВБР, или у импортеров – по поводу ввозных пошлин.

«Если будет работать аукцион, понятно, что так не получится, потому что цена будет прозрачная. Вот этот механизм надо вводить. Но продать всю рыбу? Послушайте, мы ловим 2,5 млн. тонн на Дальнем Востоке, а где будем продавать? Для этого нужны кроме постановлений правительства холодильники хотя бы на 1 млн. тонн. Да, Пусан – крупнейшая площадка северо-восточной Азии, но там холодильников на 1,5 млн. тонн единовременного хранения, а у нас на всем Дальнем Востоке – 90 тыс. тонн. Где хранить-то будем? Потом мы не можем везти все в порт Владивостока и там торговать. Есть еще Сахалин, Камчатка, Магадан, Хабаровск – везде будем аукционы проводить? Потом на Камчатке, как и в Магадане, нет железной дороги и никогда не будет, там бессмысленно ее строить. Как мы будем эту рыбу – самолетом забрасывать?» – задал риторический вопрос глава Росрыболовства.

По мнению Андрея Крайнего, подобные инициативы во многом идут от желания контролировать. Но контроль ради контроля не имеет смысла. «Если бы проблема была в том, чтобы купить рыбу! Нет такой проблемы сегодня. У нас склады забиты на Дальнем Востоке – пожалуйста, покупайте. У нас мойва лежит по 24 рубля за килограмм – вперед! В Интернете полно сайтов, которые торгуют рыбой. Поэтому я не понимаю смысла в призывах проводить биржевую торговлю. Единственный смысл – определение цены, тогда все будет понятно и прозрачно и для трейдеров, и для ретейлеров, и для продвинутого потребителя, который этим интересуется. А то мы все смотрим и знаем, сколько баррель нефти стоит, а мне кажется, что лучше знать, сколько стоит толстолобик», – отметил он.

РИА Fishnews.ru